CASTIEL | КАСТИЭЛЬ

http://s4.uploads.ru/G4Wmf.gif


http://s3.uploads.ru/fcYel.png раса: ангел;
http://s3.uploads.ru/fcYel.png возраст: несколько тысяч лет;
http://s3.uploads.ru/fcYel.png сторона: Винчестеров (?);
http://s3.uploads.ru/fcYel.png способности: весь ангельский арсенал, плюс отличное владение клинком;
http://s3.uploads.ru/fcYel.png ориентация: винчестерофил ничего не смыслит в этом, следовательно - что-то вроде асексуальной.


http://s1.uploads.ru/dIXet.png


Получилось очень много, так что я лучше под спойлер спрячу. А вы чего ожидали, за четыре сезона-то?

тык

Жил-был на свете ангел Господень, окруженный братьями своими, повидавший и мира рождение, и людей появление, и Вавилона падение. И продолжалось бы все это еще несколько столетий, и подчинялся бы слуга Бога своему начальству, беспрекословно исполняя любой приказ, пока не настало время пророчеству давнему свершиться: освободить Михаила с Люцифером, даровать им оболочки, да глядеть со стороны на представление, разрушающее Землю. Но не какое-то там описание будущего, не омерзительные действия архангелов, а простой человек из ряда необычных, за которого множество ангелов отдали собственные жизни, чтоб наш герой смог вытащить Винчестера старшего из Ада, заставили Кастиэля отбросить все, во что он верил столько веков.
И вот тут-то начинается самая заварушка.
Сначала ангел привязывается к вверенному ему человеку, начинает чувствовать – что, конечно же, противопоказано служителям Господа, – причем сам не разбираясь в бардаке, окутавшем его голову, а еще позже, спустя какое-то время, идет против собственных братьев, защищая Винчестеров, помогая им, хотя его изначальная задача – просто наблюдать со стороны и, если что, страховать оболочку Михаила. Конечно же, архангелы начинают возмущаться, злиться, мол, почему простой воин решил пойти против идеальной системы, а затем просвещают Кастиэля насчет своих планов, рассказывая про новый мир, который появится после поединка и уничтожения Люцифера. В итоге, лучше от этого никому не становится: Кас окончательно путается в собственных убеждениях, не зная, что же выбрать – помочь Дину с Сэмом, из-за которых сомнение, как эмоция, зародилась в нем, или же послушать Захарию и оставить утопающих барахтаться в одиночестве, хоть эта мысль и противна ангелу. Нетрудно догадаться, чью сторону выбирает Кастиэль. И еще меньше нужно ума, чтоб предсказать будущее, в котором нашему члену отряда "Борцов за свободу" приходится отстаивать свои убеждения в драке с собственными братьями.
Когда Кас появляется снова, по просьбе Дина, он выглядит уже так, будто ему промыли мозги. Ангельской лоботомией. И вновь ведет себя, как бесчувственный сухарь, да закрывает глаза в тот момент, когда старшего Винчестера похищают архангелы и запирают в "золотой" клетке. Тогда-то и начинается настоящая пытка для эмоций Кастиэля: каждый раз при его появлении рядом с охотником тот начинает читать нотации про дружбу и эмоции, пытается достучаться, просит телепортировать его к брату, а потом, получая отказ, кричит, ругается и прогоняет ангела. И так постоянно, может, несколько часов, с перерывами на разговоры с Захарией. А Кас просто не выдерживает – появляется внезапно, немного боясь спугнуть собственную решительность, прогоняет архангела, хватает Дина, телепортируется к пророку и остается, чтобы задержать, отвлечь своих братьев. На самом деле, это первый из тех нескольких раз, когда нашему герою приходится умирать, разлетевшись на кусочки, и вернуться вновь, собравшись из молекул, за Винчестеров.
Кастиэль – не просто ангел, он верующий, и хоть все на Небесах убеждали его, что Бог давно мертв, тот, никого не слушая, отправляется на поиски, временами помогая Сэму с Дином. А позже выпадает удивительный шанс – не ему лично, конечно, а охотникам – встретиться с человеком, приближенным к Господу. И, к несчастью, правда обескураживает всех: оказывается, что Всевышний не собирается решать ангельские проблемы, он отошел от дел, оставив Рай своим детям, готовым превратить там все в кровавое месиво. А потом сдается Дин, отправившийся на поиски Захарии, чтобы дать свое согласие Михаилу.
Кастиэль – не просто ангел, он очеловечился, доходит до пернатого после того, как наш герой избивает Винчестера старшего, приносит его домой, и уже через несколько дней чертит на себе рисунок, изгоняющий слуг Бога, чтоб помочь вытащить новую оболочку Михаила. А возрождается уже парнем, обычным человеком, который, к тому же, еще и беспомощен без своей силы. Но, пренебрегая этим фактом, все равно пытается помочь – и даже поджигает Адама, выигрывая время, – за что Люцифер щелкает пальцами, разрывая Каса на кусочки. А тот, словно ангельский феникс, по воле Божьей, возвращается целым и невредимым, обретя прежние способности.
Но все не так просто, как кажется, и когда Кастиэль возвращается на Небеса, он пытается убедить остальных ангелов в том, что они свободны, что могут поступать так, как им заблагорассудится, что приказ свыше – начать жить своей жизнью. А те не понимают и не принимают этот доброжелательный порыв, наоборот, вскоре до Каса добирается Рафаил, приказывающий принять его новым Господом и, в знак доказательства своей верности, вытащить из темницы Люцифера с Михаилом, организовать Апокалипсис вновь. Наш ангел, конечно же, пытается противиться, но вскоре бежит, чувствуя страх, от своего нового противника, приходя к дому Винчестера старшего, который сумел выбраться из всего этого, оставшись без брата и позабыв прошлое. Он хочет попросить помощи, появиться перед другом, но опасается – опасается, что разрушит его счастливую жизнь, с семьей, сыном, любимой женщиной, – поэтому обессилено наблюдает, не в состоянии сделать хоть что-то. Пока рядом не материализуется Кроули с заманчивым предложением: найти Чистилище, выгрести оттуда души, разделить их пополам. Даже этой части будет достаточно ангелу, чтоб тягаться с Рафаилом, одержав над ним победу. И Кас соглашается, просто разворачивается и уходит. А позже, будто стараясь загладить собственную вину перед Винчестером, вытаскивает его брата из Ада – правда, и здесь его ждет оплошность, ибо Сэм-то возвращается одной пустой оболочкой, а его душа, разорванная на кусочки, продолжает томиться в темнице с Люцифером.
После Кастиэль возвращается на Небеса, собирает свое войско и готовится дать отпор Рафаилу, отбросив страх и подобрав гордыню. Уверенность в себе кого угодно приведет к победе, а уверенность, подкрепленная сотнями душ, – на сто процентов обеспечит ее. Но, что бы ни происходило, наш ангел оставался все тем же хранителем Винчестеров, и, когда Бальтазар спасает Титаник, меняя ход судьбы, соглашается отдать тысячи душ взамен на жизнь друзей.
А Дин и Сэм начинают что-то подозревать, узнав от Евы, что Кроули выжил, и ведут за спиной ангела собственное расследование, игнорируя ложные факты и просьбы Каса прекратить все это. В конечном счете, скрыть что-либо от одного из пернатых – не так просто, особенно если учесть, что наш герой постоянно околачивается рядом невидимкой, за что и расплачивается, оказываясь в ловушке из подожженного масла. И здесь уже никуда не деться, когда Дин напрямую задает те вопросы, за ответы на которые Кастиэлю особенно стыдно. Перед ними всеми. И приходиться слушать очередные нотации, не в силах что-либо объяснить самому – не потому, что не хочется, а из-за того, что постоянно затыкают. А ангел еще какое-то время пытается рассказать старшему Винчестеру, что же он хочет сделать, и как это необходимо, защищает братьев от Кроули, от других демонов во время драки, но ничего не помогает – и тогда он, отчаявшись, окончательно срывается. Убивает старого друга; ломает стену в голове Сэма, обрушивая на того воспоминания о пребывании в Аду; кидает демона, собираясь забрать все души себе. И, когда заменяет нужную кровь на собачью, а ритуал Рафаила проваливается, поглощает все души Чистилища и простым щелчком пальцев убивает противника. Просит Дина, Сэма и Бобби преклониться пред ним, поприветствовать нового Бога, но, видя в их сердцах лишь страх, уходит, не в силах на это смотреть, и начинает вершить свое правосудие, убивая тех, кто, по его мнению, злоупотребляет властью Господа.
Со временем Кастиэль понимает, что, как маленький ребенок, наглотался всякой дряни из Чистилища, и его собственная оболочка не выдерживает запертых внутри левиафанов. Тогда он приходит к Винчестерам и просит их помощи, а те оказывают ее, и ангелу не становится от всего этого лучше – чувство вины все растет и растет, и оставшееся время он пытается извиниться перед Дином, понимая, что скоро умрет. Но, когда души покидают оболочку и возвращаются на свое законное место, Кас не просто остается в живых – у него не получается выбросить из себя левиафанов, и те берут контроль над его телом, расчищают себе путь и сбегают к озеру, чувствуя, что сосуд скоро разлетится на кусочки.
И, казалось бы, на этом все должно закончиться – монстры выбираются на свободу, старший Винчестер вылавливает плащ, а Кастиэль погибает в этом водоеме. Все бы ничего, вот только у кошек девять жизней, а наш ангел истратил всего несколько – поэтому, ему позволено взять еще один шанс и выбраться на поверхность, обнаженным, где его и подбирает девушка, впоследствии ставшая ему женой. Однако чья-то воля сводит Эмануэля и Дина при странных обстоятельствах, и первому кажется, что второй что-то постоянно не договаривает, но охотно соглашается помочь обретенному другу вылечить брата. Правда, побаивается демона, называющего себя Мэг, которая постоянно находится рядом. Да еще и начинает называть ангелом, вместе со старшим Винчестером, убеждая пойти на поединок с демонами. Кас верит им, и во время этого сражения вспоминает всю свою жизнь, от чего хочет сбежать, пытаясь доказать, что недостоин всего этого. Но, на самом деле, убегать ангел никогда не умел, поэтому в итоге отправляется к Сэму в надежде восстановить то, что сам разрушил. Однако в больнице их ждет неприятная новость: душа охотника разодрана в клочья, и ее нельзя просто так взять и починить. От осознания собственной вины и беспомощность Кастиэль решается на отчаянный шаг – он перемещает все воспоминания об Аде себе и вмиг сходит с ума, оставаясь в психушке под присмотром Мэг, пока братья Винчестеры пытаются найти способ победить левиафанов.
Когда Сэм с Дином вытаскивают слово Божье, Кас приходит в себя, разве что по возвращению из мира адских грез забывает в другом мире свою кукушечку, становясь настоящим ребенком и любителем пчел. Он помнит все, и чтобы этого больше не случилось, решает отгородиться от всех, кроме Мэг, к которой успел привязаться и без которой уже не может. Но старший Винчестер, наверно, миллионный раз, начинает читать Кастиэлю нотации, призывает к его совести и человечности, вынуждая пойти с ними и помочь найти нужного левиафана. В итоге, ангел сдается, выводит братьев на нужного противника, исполняет отведенную ему роль в плане и...
...хочется сказать, что все закончилось, сказки конец, а кто не слушал – огурец, но судьба в лице Кроули и тут проворачивает чужие действия так, как хочется ей, отправляя в Чистилище не только левиафанов, но и Каса с Дином. А уже там, в другом месте, ангел бросает охотника в одиночестве, надеясь, что это хоть как-то спасет Винчестера от хвоста, который тянется за пернатым. Вот только старый друг оказывается гораздо упрямее, чем рассчитывал наш герой, – он отправляется на поиски, да еще и преуспевает в них, возвращаясь к Кастиэлю с новостью, что из Чистилища есть проход, и что тот отказывается идти куда-либо без него. И ангелу ничего не остается, кроме как согласиться, постоянно надоедая своим попутчикам собственным нытьем, а когда приходит время выбраться – он отпускает руку Дина и говорит ему уходить в одиночестве. Потому что заслужил, в отличие от Каса, которому еще долго придется страдать за свои грехи в этом темном лесу.
Однако, по чьей-то воле – и Кастиэлю страшно надеяться, что по Божьей, – он возвращается из Чистилища, ничего не помня о том, как именно это случилось, и убеждает старшего Винчестера, что тот не виноват в случившемся, возвращаясь к обычной – если так, вообще, можно сказать о том, что с ними происходит, – жизни. Но не тут-то было: наш герой снова вляпывается в неприятности, имя которым – "контроль ангела Наоми". Все закручивается сильнее, чем только мог представить себе крылатый, к тому же, после демонической скрижали появляется ангельская, вынуждающая всех пернатых начать нервничать, а постоянное вранье Винчестерам делает лишь хуже, заставляя Каса разрываться от одного лагеря к другому. И он совсем не уверен, что в состоянии продержаться так долгое время.


http://s2.uploads.ru/t/ivCYP.png


http://s3.uploads.ru/KtVs0.gif
-

http://s3.uploads.ru/HAbaS.png
french.one.hero

http://s2.uploads.ru/E9Oxj.png
-


в посте ничего не понятно, да, но характер вроде как чем-то напоминает Касовский
Ему очень, очень не нравилось то, что начинало происходить вокруг.
Джек медленно шел по переулкам, сунув руки в карманы штанов, и задумчиво изучал окрестности. Последние несколько недель он ничего не мог поделать с участившимися "озарениями", тянувшими его каждую ночь к дому Кассандры. Правда, стоило ангелу зайти в квартиру и понять, что там пусто, это наваждение проходило, будто никогда и не существовало, оставляя неприятный осадок и целый вагон противоречивых чувств. После этого мужчина несколько раз осматривал комнаты, проверяя, не появились ли какие-то зацепки, упущенные другими расами, наверняка желавшими найти Фэйт гораздо сильнее, чем пернатый.
На самом деле, это сильно выматывало в эмоциональном плане: постоянные волнения о человеке, которого ты даже никогда не видел, а все воспоминания о нем вбиты тебе в голову кем-то неведомым. Может, англичанина дезинформировали, и это никакая не пророчица, а обычная девушка, перешедшая кому-то дорогу? Или, наоборот, опасный демон, занимающийся, в данный момент, поимкой очередной жертвы? У Питерсона не было гарантий, что чужое вмешательство положительно сказывается на его поступках, и, собственно, никакого желания верить им. Но он упорно продолжал поздним вечером или ночью приходить в этот жилой комплекс, не в силах сопротивляться, напоминая маленького мальчика, у которого каждый день отбирают деньги в школе, надеясь найти Кассандру. Или, наоборот, никогда не отыскать.
Это, кстати, в последнее время стало еще одной излюбленной темой его мыслей: хочет ли он – действительно он, а не кто-то там – найти Фэйт? Ведь, с одной стороны, пока девушка не показывается, до нее никто не сможет добраться: ни друзья, ни враги, ни предатели, ни кто-либо еще. Если учесть, что ангел хотел, можно сказать, похитить пророчицу, то до чего могли додуматься другие расы, более жестокие и коварные? Демонам не составило бы труда либо обратить ее, либо съесть на завтрак, оборотни или вампиры быстро расправились бы с ее телом, а стражи хоть и внушали доверие, но никто не оговаривал тот факт, что они не могут перейти не сторону нечисти, которую должны уничтожать.
С другой стороны, Кассандра сильно рисковала, исчезая. Если все искали ее без остановки, то у кого-то же должно было получиться добраться на нее. И здесь не помешала бы помощь доброжелателей, друзей, союзников, возможно, не очень надежных, но хоть каких-то. А как прийти на помощь, когда даже не знаешь, куда именно тебе надо?
Питерсон остановился в нескольких метрах от нужного ему подъезда и осмотрелся. Людей оказалось не так много, как он предполагал, но кто-то уже спешил домой, кто-то, минуя собственные подъезды, отправлялся в неизвестном направлении, а кто-то, наверно, и вовсе до сих пор сидел в офисах, скучающе выглядывая из окон и завистливо рассматривая освободившихся прохожих. Впрочем, Джека волновало совсем не это: в очередной раз оглянувшись и заключив, что свидетелей чересчур много, он вошел в подъезд и свернул в сторону лестницы, после чего, поднявшись на несколько ступенек, переместился в квартиру пророчицы. Потому что, знаете, это не дело – ангелу Господню кататься на лифте или по ступенькам скакать.
Англичанин тут же начал ходить по комнатам, повторно переворачивая все вещи. Каждый раз, когда мужчина уходил, он оставлял для себя какие-то подсказки - например, убирал гостиную, расставляя вещи по местам, или перетаскивал что-то из одного помещения в другое, чтобы замечать, если произойдут изменения. Которые, конечно, можно было расценивать как вмешательство некоего незваного гостя, решившего пойти по следам пророчицы; для таких ангел старался оставлять ложные улики, ведущие либо в неизвестном направлении, либо в ловушку. Впрочем, дальше этого он пытался не заходить, так как эмоциональная батарейка садилась быстрее обычного, возмущенная заботой не только о близких друзьях, но и о непонятной девушке.
Когда Джек собирался передвинуть шкаф, закрывший бы проход в спальню пророчицы, он услышал щелчки, характерные для вскрытия дверных замков. Затем, выглянув в прихожую, увидел две фигуры и нахмурился: лица было трудно разобрать, зато один из гостей оказался стражем. Вот вам и подтверждение теории о том, что эти защитники людей способные на предательство – потому что положительным персонажем, по мнению Питерсона, сейчас нечего здесь делать.
Среагировал англичанин быстро, телепортировавшись к одному из незваных посетителей, и прижал его к стене, одной рукой сжимая плечо, а второй надавливая на горло и вынуждая запрокинуть голову. А потом он, наконец-то, увидел. И удивленно уставился на своего подопечного, впрочем, не собираясь так просто выпускать того из захвата, лишь ослабляя руку на шее.
– Джим? – шокировано осмотрев Найтвинга, переспросил Питерсон, после чего, переведя взгляд на его спутника, сразу стал серьезнее, хоть и не смог избавиться от удивления во взгляде.
Полубогов ангелу не довелось видеть в подобных ситуациях. Он, конечно, встречал их на улицах, в магазинах, в машинах, случайно задевал плечом, если шел где-то. Но что бы оказаться в одной комнате, в квартире пророчицы, которую чуть ли не вся Изнанка разыскивает, - это не мелькало даже в его самых страшных снах. Потому что, во-первых, крылатый мало что знал о детях богов, разве что из тех книг, которые ему довелось прочитать. Но, полистав пару сочинений про свою расу, он убедился, что источники не всегда достоверны, а, значит, он оставался совсем беззащитным и открытым. К тому же, во-вторых, не хотелось бы крушить квартиру мисс Фэйт: вдруг она решит вернуться, а тут... стен нет?
– Зачем вы здесь? – продолжая хмуриться и внимательно осматривать полубога, спросил Питерсон, после чего перевел уже больше удивленный взгляд на Джеймса, стараясь посмотреть тому в глаза. – Почему он с тобой?
Джек так и не отошел от Найтвинга, прижимая того к стене и держа руку у горла, где-то на подсознательном и инстинктивном уровне надеясь, что это хоть как-то обезопасит его подопечного от сильного напарника. Как, правда, подобный метод мог сработать, он и сам не понимал.